Печать Войска Донского Раздорский этнографический музей-заповедник Донское казачество
О музее Археологические памятники Станица Раздорская Донское казачество Имена Контактная информация
 
Статьи Л.Т.Агаркова о донском крае

Сердце Донское

- 1   2   3   4   5   6   7   8   9   -

В сутолоке своих повседневных, так сказать, местных, касающихся только казачьего войска забот, городок Раздоры, как его главный стан, размещавшийся на одном из красивейших лесистых донских островов в ста сорока верстах от турецкого Азова, находился в постоянной орбите общегосударственных российских дел.

Установив отношения с Москвой в период царствования Ивана Грозного, донские казаки долгое время оставались главными защитниками русской земли от турецко-татарской экспансии. Укрепившись на значительной территории «Дикого поля», казачье войско разобщало возникшие после распада Золотой Орды Казанское, Астраханское и Крымское ханства, а также ногайские орды, как в связях между собой, так и изолировало их от сношений с Турцией и лишало последней возможности подчинить их своей власти. Затем донцы последовательно участвовали в покорении Казани (1552), Астрахани (1556), сражались в русской армии в период Ливонской войны (1558-1583), покорили Сибирское ханство своим походом под руководством Ермака (1582-1585).

Менее известно, но не менее важно, участие донцов в борьбе с Крымом. В мае 1571 года крымский хан Девлет-Гирей напал на Москву и сжег ее. В следующем, то есть 1572 году, он с 120-тысячным войском вновь напал на Русь, но в 60-ти верстах южнее Москвы у села Молоди проиграл несколько сражений, после чего бежал в Крым. Его крупный военачальник Дивей-мурза при этом был пленен и доставлен в Новгород, где тогда находился Грозный. Одним из выдающихся героев разгрома крымского хана был донской атаман Михайла Черкашенин, под руководством которого казаки из Раздорской и других городков успешно действовали против войск Девлет-Гирея. Во время героической обороны Пскова в 1581-1582 годах против войск польско-литовского короля Стефана Батория, так и не сумевших взять город, атаман донских казаков был убит. Защитники Пскова отразили более тридцати приступов, заставив Батория заключить перемирие с Россией (М.: Исторические песни, баллады, 1986, с. 572).

Автор «Истории военного искусства» Е. А. Разин не только подтверждает участие казаков во всех упомянутых войнах, но и утверждает то, что «Решающей силой, определявшей исход борьбы, являлись не дворяне и дети боярские, а стрельцы, боярские люди (холопы) и казаки» (М.: Воениздат, 1957, с. 366). В XVI веке городовые казаки несли пограничную службу и участвовали в больших походах русского войска. Вольные казачьи отряды, возникавшие в пограничных землях, совершали походы по своему почину или по договоренности с официальными или частными лицами. В этих походах вырабатывались некоторые особенности боевых действий, определившиеся составом казачьих отрядов, целями походов и своеобразием обстановки.

После Ивана Грозного (1584 г.) царский престол достался его сыну Федору. Будучи неспособен управлять государством самостоятельно, он сначала доверял эту деятельность своему дяде по матери Никите Романовичу Захарьину, а после его смерти, к царю приблизился Борис Федорович Годунов. Существует легенда по поводу происхождения Годуновых от татарского мурзы Четы, который, якобы, в XIV веке перешел на службу к московскому князю Ивану Калите и принял христианскую веру. Сочинили эту сказку монахи Ипатьевского монастыря в Костроме, служившего родовой усыпальницей Годуновых, чтобы, как считает доктор исторических наук Р.Г. Скрынников, исторически обосновать княжеское происхождение династии Бориса, а заодно – извечную связь новой династии со своим монастырем. Более того ипатьевские монахи утверждали, что Чета, направляясь из Сарая в Москву, успел мимоходом заложить православную обитель в Костроме. На самом деле предки Годунова никогда не были татарами, а являлись природными костромичами, издавна служившими боярами при московском дворе.

Своим умом и хитростью Борис возвысился еще при Грозном, так как был женат на дочери известного опричника Малюты Скуратова, а когда Федор взял себе в жены его сестру Ирину, Годунов оказался не только ближайшим советником царя, но и по существу стал единовластно управлять государством и во многом преуспел.

В царствование Федора Ивановича произошли важные события, которые впоследствии сказались на состоянии России. Одним из них было утверждение на Руси патриаршества, 400-летие которого было отмечено в 1989 году. Дело в том, что ранее патриарх находился в Царьграде, влияние которого распространялось и на русскую церковь. Однако после завоевания Царьграда турками в 1453 году, патриарх оказался в зависимости от султана. При Иване Грозном русское государство усилилось настолько, что Федор Иванович решил учредить на Руси свое патриаршество. Из духовных служителей и бояр был созван собор, который 26 января 1589 года посвятил в патриархи митрополита Иова. Одновременно произошло повышение в сан митрополитов архиепископов Казанского, Новгородского, Ростовского и Куртицкого (в Москве) а несколько епископов получили звание архиепископов.

Нововведения произошли и в крестьянском вопросе. В России крестьяне могли переходить от одного хозяина к другому в определенное время (обычно после окончания сельскохозяйственных работ, за неделю до и после 26 ноября) в так называемый Юрьев день. В царствование Федора Ивановича крестьянские переходы от одного помещика к другому были запрещены вообще. Крестьяне были прикреплены к земле, но некоторое время лично еще были свободны. Но помещики не замедлили распространить свою власть и на личность крестьянина, которому было трудно бороться с хозяином. Всего через 100 лет помещики будут продавать крестьян «враздробь, как скот», без земли. Так это нововведение положило начало «крепостному праву» на Руси.

Не менее важное событие произошло с наследником российского престола. Так как у Федора Ивановича своих детей не было, то престол должен был перейти после его смерти к его брату Дмитрию, младшему сыну Ивана Грозного, который воспитывался вдали от столицы в Угличе (ныне райцентр в Ярославской области). Его мать Мария Нагая и дяди считали виновником своей ссылки Бориса Годунова. Среди придворных царя ходили слухи о том, что будучи обиженным на брата, Дмитрий однажды зимой наделал фигуры людей из снега назвал их различными именами приближенных к царю бояр и потом начал сечь их саблею, отрубив одному руку, другому – голову, третьего проколов насквозь, говоря при этом, будто бы: «Так будет им в мое царствование». Насколько достоверны эти слухи, судить трудно, но они тревожили бояр, которые решили освободиться от опасного царевича. И вот в мае 1591 года распространилось известие, что Дмитрия не стало. Убийцами его, якобы, были подосланные Борисом Годуновым Волохов, Битяговский и Качалов. Угличане расправились не только с ними, как прямыми виновниками, но и с непричастными к убийству. Всего было убито 12 человек.

По указанию Годунова, для расследования убийства царевича, была создана комиссия в составе Василия Ивановича Шуйского, Крутицкого, митрополита Геласия и дьяка Клешнина, которая, скрыв правду, сообщила, что Дмитрий в припадке падучей болезни сам накололся на нож, а угличане по наущению Нагих, убили людей якобы неповинных. Такое расследование повлекло за собой жестокие наказания для многих родственников Дмитрия, участвовавших в самосуде угличан, подвергшихся осуждению на смерть, телесным наказаниям и высылке в Сибирь, а мать царевича была пострижена в монахини под именем Марфы и заключена в монастыре за Белым озером. Ее братья разосланы по тюрьмам. Более всего интересно, что сослан был и угличский колокол, известивший о смерти Дмитрия своим звоном. В истории существует и версия о том, что убийство Дмитрия было совершено группой знатных бояр, потерявших доверие у российских государей, начиная с Ивана III , и стремившихся к установлению своего правления путем удаления с пути претендента на престол.

Интересны в этом отношении сочинения агента английской торговой компании и дипломата Джерома Горсея, жившего в России в 70-90-е годы XVI века, вышедшие в 1990 году в издательстве Московского университета. Автор сообщает, что оказавшись в ссылке в Ярославле, он был разбужен однажды ночью братом вдовствующей царицы Афанасием Нагим, рассказавшим, что «царевич Дмитрий мертв, сын дьяка, один из его слуг, перерезал ему горло около шести часов; признался на пытке, что его послал Борис; царица отравлена и при смерти, у неё вылезают волосы, ногти, слезает кожа. Именем Христа заклинаю тебя: помоги мне, дай какое-нибудь средство». Горсей дал Нагому банку с чистым прованским маслом и коробочку венецианского териака и тот ускакал в Углич (в 25 милях от Ярославля). Известие Горсея об обстоятельствах смерти Дмитрия рассматривается исследователями как важный источник, так как оно написано почти участником событий. Народная же молва приписала смерть царевича Дмитрия Борису Годунову. Это нашло потом воплощение в трагедии А.С. Пушкина и музыкальной драме М. П. Мусоргского «Борис Годунов». Вспомним у Пушкина, на вопрос боярина Воротынского «...точно ль царевича сгубил Борис?

Шуйский отвечает: «А кто же? Кто подкупал напрасно Чепчугова? Кто подослал обоих Битяговских с Качаловым? Я в Углич послан был исследовать на месте это дело: наехал я на свежие следы..»

Борису Годунову и его времени свои произведения посвятили не только русские историки Карамзин, Соловьев, Костомаров, но и многочисленные русские писатели Сумароков, Нарежный, Хомяков, Погодин, Полозов, Чаев, Островский и другие. Обращались к этой теме и видные зарубежные художники: испанский драматург Лопе де Вега, француз Обри, немцы Коцебу, Шиллер и другие. Царь Федор на русском престоле находился до 1598 года, а затем после его смерти, для русской земли началось время, именуемое в истории смутным.

Благодаря пользовавшемуся авторитетом у народа и бояр патриарху Иову, указавшему на Бориса Годунова, как на единственного достойного претендента на Российский престол, последний был избран царем. Однако лишь первые годы царствования Бориса были сравнительно мирными. Затем, чувствуя себя по происхождению недостаточно знатным и боясь потери власти, он начинает преследовать более родовитых бояр, в том числе и Романовых, чем вызывает к себе недовольство.

Недород и в связи с этим страшный голод несколько лет подряд привели не только к большой смертности населения, но и к массовым беспорядкам. «Был в те времена великий голод по всей земле. Три лета земля не родила. Скот весь съели. Пашню не пахали и не сеяли. Бродили люди по лесам, по дорогам: кто в Сибирь тянул, кто на Север, где рыбы много, кто бежал зарубеж на литовские, на днепровские украины. В Москве Борис даром раздавал хлеб, и такое множество народа брело в Москву, дикие звери белым днем драли на дорогах отсталых, тех, кто с голоду ложился», – писал Алексей Толстой в своей «Повести смутного времени». (Собр. соч. в 10 т., т. 3, с. 276.).

- 1   2   3   4   5   6   7   8   9   -

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru
Струг
На главную           Карта сайта
© Раздорский этнографический музей-заповедник
Web-дизайн Татьяна Ладик