Печать Войска Донского Раздорский этнографический музей-заповедник Археологические памятники
О музее Археологические памятники Станица Раздорская Донское казачество Имена Контактная информация
 

Древний человек

Хозяйство обитателей неолитического и энеолитического поселения Ракушечный Яр

- 1   2   -
Белановская Т.Д.
Санкт-Петербургский университет

Проблемы палеоэкономики времен неолита и энеолита привлекали и привлекают внимание многих исследователей [Брюсов, 1956; Бибиков, 1965, 1967; Массой, 1976; Долуханов, Пашкевич, 1977; Коробкова, 1989; Шнирельман, 1989; Алексеев, 1989; Наумов, 1992; Кузьмина, 1993; Sahlins, 1972; Schlette, 1985; Zvelebit 1990; Zvelebil Dolukhanov, 1991].

Для выяснения характера хозяйства времени неолита и энеолита на юге нашей страны существенное значение имеет исследование микрорайонов, мало изученных в археологическом отношении, в частности, территории Нижнего Дона.

Ракушечный Яр отличается мощными культурными слоями, насыщенными разнообразными находками. Значительный материал, полученный в процессе полевых исследований, позволяет охарактеризовать хозяйство его обитателей как комплексное, включающее различные формы хозяйства; при этом собирательство, охота и рыболовство имели большое значение, особенно на ранних этапах существования поселения.

Выбор места поселения на берегу Дона – широкой полноводной реки, изобиловавшей рыбой, был весьма удачен; на ее берега приходили на водопой дикие животные. Окрестные пастбища способствовали разведению домашних животных, а плодородная почва – возникновению начатков земледелия. Временами (видимо, в период разливов Дона) жители покидали поселение, о чем свидетельствуют стерильные прослойки, но затем вновь возвращались на это удобное место.

Рассматривая неолитические памятники южного ареала, вполне правомерно поставить вопрос о том, в какой степени они отражают процесс перехода от присваивающего (или добывающего) хозяйства к производящему, часто обозначаемый термином «неолитическая революция».

Е.Е.Кузьмина [Кузьмина, 1993] отмечает наличие комплексного производящего хозяйства на Ракушечном Яре, также как и в других культурах (буго-днестровской и сурской) и на некоторых памятниках Крыма, Каменной Могиле, Матвеевом Кургане и Джангаре, однако в хозяйстве обитателей Ракушечного Яра присваивающие формы (собирательство, охота и рыболовство) имели еще весьма существенное значение.

Собирательство документируется значительными скоплениями раковин, главным образом Viviparus dilluvianus, в меньшей степени – Unio и Anadonta (определение И.А.Коробкова). Слои раковин достигают местами мощности 0,5 м и содержат большое количество культурных остатков.

Скопления раковин известны и на других южных неолитических памятниках – Сурском острове [Даниленко, 1950] и Каменной Могиле [Бадер, 1950], а также на Среднем Дону [Синюк, 1986].

Раковины находили разнообразное применение. Моллюски, видимо, употребляли в пищу; толченые раковины использовались в качестве примеси при изготовлении керамики. Из раковин Viviparus с пробитыми отверстиями, сделанными, по определению И.А.Коробкова, искусственно, могли составлять ожерелья; аналогичные находки известны из Александровского палеолитического поселения [Рогачев, 1965].

Из створок раковин Unio делали штампы для нанесения орнамента на глиняную посуду.

Несомненно, обитатели Ракушечного Яра занимались сбором съедобных трав, плодов, ягод, кореньев.

О занятии охотой свидетельствуют находки костей диких животных (благородного оленя, косули, медведя, кабана, лисицы, зайца) и птиц, в том числе дикой утки (определения В.Е.Гарутта). Среди костей диких животных преобладают кости благородного оленя. Палео-зоологи отмечают, что в каменном веке объектом охоты являлся наиболее многочисленный вид животных, дающий большое количество мяса или представляющий наиболее легкую добычу; цель первобытных людей – получить больше мяса, затратив меньше труда [Ермолова, 1985]. Охота на благородного оленя вполне отвечала этой цели.

Находки обломков щита черепахи дают основание предполагать, что мясо черепах употреблялось в пищу, а щиты могли использоваться для изготовления орудий [Бибиков, 1949], украшений, штампов для нанесения орнамента на глиняную посуду [Левенок, 1965], а также в качестве сосудов [Даниленко, 1969]; черепаха могла также являться объектом культа. На неолитических памятниках щиты черепах представлены достаточно широко [Синюк, 1986].

Наконечники стрел – костяные (в том числе игловидные) и кремневые – немногочисленны (видимо, охотились преимущественно без применения лука).

Топография памятника, расположенного на берегу Дона – реки, изобиловавшей рыбой, позволяет предполагать значительный удельный вес в хозяйстве рыболовства, дававшего возможность добывать пищу почти круглый год. Рыболовство сыграло существенную роль в возникновении оседлости.

Найденные кости рыб, по определению Е.А.Цепкина, принадлежат сому Siluris glanis L., имевшему значительные размеры. Так, длина отдельных его особей достигала от 1 м до 1,5 м и доходила даже до 2,3-2,4 м. В настоящее время средняя длина этих рыб составляет 0, 5-1,1 м [Световидов, 1948]. По данным А.Н.Световидова, возраст отдельных экземпляров составлял 10, 15 и 25 лет. Сходные результаты получены при анализе ихтиофауны из слоев эпохи бронзы Нижне-Гниловского городища [Вороненкова, Прохоров, 1963]. В древности изобилие рыбы, менее интенсивный ее улов, несколько иной режим водной среды способствовали длительности ее существования. Сом дает большое количество высококачественного мяса, поэтому он служил основным объектом ловли. Е.А.Цепкий [Цепкин, 1967] считает, что в европейской части СССР значительные изменения климата в течение голоцена оказали заметное влияние на видовой состав пресноводных рыб; в позднем голоцене уже не климатические факторы, а разнообразные формы хозяйственной деятельности человека оказывали прямое или косвенное влияние на фауну рыб.

Несомненно, обитатели Ракушечного Яра ловили, кроме сомов, и другую рыбу, например тарань (Rutilus rutilus hecketi) (определение Е.А. Цепкина).

О некоторых способах ловли имеются неоспоримые вещественные доказательства, о других можно говорить лишь предположительно, например, о ловле рыбы руками, известной по этнографическим данным [Thomazi, 1947].

Практиковались коллективный и индивидуальный способы ловли рыбы; первый имел, несомненно, большое промысловое значение, так как давал богатый улов; второй, хотя и не столь эффективный, обладал все же некоторыми преимуществами (возможность быстро менять позицию лова, пользоваться всеми водными бассейнами) [Семёнов, 1968].

По-видимому, одним из широко распространенных коллективных способов являлся лов рыбы сетями. Дж.Кларк [Кларк, 1953] считал сеть наиболее эффективной из всех рыболовных снастей, применявшихся с эпохи мезолита. В период неолита рыболовные сети использовались особенно широко. О применении их обитателями поселения Ракушечный Яр свидетельствуют находки каменных грузил. Л.Р.Нужье [Nougier, 1952] придавал большое значение находкам неолитических грузил, считая их показателями сложного хозяйства.

Всего на поселении Ракушечный Яр найдено 59 грузил.

Н.Н.Турина [Турина, 1950], характеризуя грузила, найденные на стоянке Вой-Наволок 9 в Карелии, отмечала следующие их особенности: окатанность гальки, отсутствие на ней острых режущих граней, способных перерезать веревку или порвать сеть; округлость и в то же время достаточная уплощенность, способствующая более легкому просверливанию отверстия для крепления грузила; твердость породы камня; почти полное тождество в размере и весе всех грузил.

Первые три признака в полной мере присущи грузилам, найденным на Ракушечном Яре; что касается их размера и веса, то здесь наблюдается большое разнообразие, видимо, вызванное различными способами применения. По определению В.Д. Лебедева [Лебедев, I960], более массивные грузила применялись на неводах, а более легкие – на сетях.

На поселении Ракушечный Яр найдено большое количество каменных рубящих и плотницких орудий. Исследователи [Кричевський, 1947; Хлобыстин, 1972] связывают появление их в неолите, в частности, с развитием рыболовства.

Об индивидуальном лове рыбы свидетельствует уникальная находка костяного рыболовного крючка.

Значимость и рациональность такого орудия ловли рыбы, как крючок, доказывается сохранением его лишь с небольшими изменениями до наших дней [Крижевская, 1985].

Находки рыболовных крючков на неолитических поселениях, как правило, единичны [Федоров, 1937], и Ракушечный Яр не представляет исключения в этом отношении; очевидно, индивидуальный лов не получил еще в то время широкого распространения, и практиковались преимущественно коллективные формы рыболовства.

Наряду с собирательством, охотой и рыболовством, игравшими большую роль в хозяйстве обитателей Ракушечного Яра, имело место разведение домашних животных, что свидетельствует о переходе к производящему хозяйству. Это был сложный, длительный процесс, протекавший по-разному в различных конкретно-исторических условиях [Шнирельман, 1989].

- 1   2   -

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru
Двери тамбурные мытищи - входные металлические двери в королев и мытищи gosdveri.ru.
Струг
На главную           Карта сайта
© Раздорский этнографический музей-заповедник
Web-дизайн Татьяна Ладик